Фонтенбло (Франция)

 Генрих IV и Сюлли в Фонтенбло. М. дю Переус

Генрих IV и Сюлли в Фонтенбло. М. дю Переус

Дерево – здание, лес – город, и среди всех лесов лес Фонтенбло – памятник.

Виктор Гюго

 

 

 

 

 

«Фонтенбло» – от этого слова так и веет духом истории. Живописный лес в 60 км от Парижа. Именно благодаря прекрасным охотничьим угодьям, так полюбившимся французским монархам, здесь появился знаменитый замок, резиденция династий Валуа и Бурбонов.

Обширный лес на площади 25 000 га произрастает на песчаных почвах, оставленных морем, ушедшим отсюда 35 млн лет назад. Местность холмистая, сухая и каменистая, огромные замшелые валуны – одно из главных украшений здешних пейзажей. Растительность богата и разнообразна, из древесных преобладают сосна, дуб, береза, бук, граб. Конечно, эти места уже не так богаты зверем, как в Средние века, но здесь еще водятся олени, косули, кабаны, лисицы, генетты, барсуки, куницы, зайцы, кролики.

fontainebleau-726822_960_720Люди в этих местах, обильных дичью, стали селиться еще со времен палеолита. Французские короли уже в раннем Средневековье облюбовали Фонтенбло и утвердили здесь свою монополию на охоту. В XVI веке, при Генрихе II, был выстроен замок, тот самый, в котором блистала Диана де Пуатье, плела интриги Екатерина Медичи, родился Людовик XIII и подписал отречение Наполеон Бонапарт. Монархи заботились о благоустройстве территории, прокладывая дороги, расчищая места для отдыха. Особое внимание порядку в лесу уделял Людовик XIV.

Наполеон I на охоте в лесу Фонтенбло в 1807 г. Ф. Фламенг

Наполеон I на охоте в лесу Фонтенбло в 1807 г. Ф. Фламенг

В XIX веке Фонтенбло утрачивает значение королевского охотничьего угодья и приобретает статус места для прогулок. Здесь прокладываются туристические маршруты, Клод-Франсуа Денекур создает первый путеводитель, а с постройкой железной дороги в 1849 году лес становится доступен массовому путешественнику.

Примерно в это же время Фонтенбло превращается в Мекку для художников, лес объявляется художественным заповедником. Живописные виды привлекли сюда Камиля Коро, Теодора Руссо, Жюля Дюпре, Жан-Франсуа Милле, Клода Моне, Фредерика Базиля, Огюста Ренуара. Поселившись в деревушке Барибизон, Руссо становится основателем нового художественного течения, получившего название Барбизонская школа. Барбизонцы внесли огромный вклад в развитие живописи, упрочив самостоятельное значение пейзажа как жанра и придав ему реалистичность. Руссо и его соратники воспевали естественную красоту природы и не чурались бытописательства, помещая на свои полотна простых охотников, крестьян, торговцев – людей за работой. В эти годы была создана целая галерея картин, посвященных лесу Фонтенбло. Барбизанская школа дала толчок для развития национальных школ и подготовила приход импрессионистов.

Замок Фонтенбло

Замок Фонтенбло

Не обошли своим внимание Фонтенбло и писатели. Многие события историко-приключенческих романов Дюма разворачиваются в этом лесу.

Фонтенбло по-прежнему притягивает к себе охотников, но промысел зверя в этих краях сейчас строго регламентирован. В настоящее время 1331 га территории леса объявлено природным заповедником и на 580 га запрещена любая деятельность человека.

Это излюбленное место прогулок парижан и туристов, их привлекают благоустроенные маршруты, живописные пейзажи, сложный рельеф и богатая история леса. Здесь проводятся тематические экскурсии, есть возможность для конных и велосипедных прогулок, каменистые холмы осваиваются скалолазами.

 

«В Фонтенбло он пожелал устроить охоту с борзыми в честь испанского посла. Охоту назначили на 23 июня.

День обещал быть жарким и душным. Собиралась гроза. Генрих не захотел, однако, отменить данные им распоряжения. Пусть будет гроза, тем больше шума!

Он велел оседлать горячего иноходца и с каким-то неистовством предался охоте. И в какой-то миг, отдавшись бегу коня, он опередил всех, потерял из виду охотников и заблудился в лесу.

Тучи обложили небо, глухие раскаты грома доносились издалека, приближалась гроза. Генрих все сильнее пришпоривал вспененного скакуна и летел быстрее ветра мимо холмов и деревьев. Головокружительная скачка увлекала его все больше и больше; он кричал во весь голос.

Он как бы забылся на некоторое время. Вдруг скакун взвился на дыбы… Молния пронизала тучу, и из грозовой тьмы на повороте тропинки возникла, словно призрак, белая скала, одна из тех, которых множество в лесу Фонтенбло. Обрушившийся раскат грома окончательно испугал коня, он рванулся вперед. От его резкого движения поводья лопнули, Генрих потерял власть над конем. И начался бег – страшный, дикий, безудержный…»

Александр Дюма. «Две Дианы», 1846

 «Красота возраста созвучна временам года. Фонтенбло – это прежде всего осенний пейзаж, самый необычный, самый дикий, самый умиротворенный и самый изысканный. Его нагретые солнцем скалы, дающие приют больному, его фантастические тенистые аллеи, расцвеченные красками октября, заставляют предаваться мечтам перед наступлением зимы. Это восхитительное последнее убежище, где можно отдохнуть и насладиться тем, что еще осталось от жизни… Спросите меня, где бы я стал искать утешения, если бы меня постигло несчастье, и я отвечу – пошел бы в Фонтенбло. Но и будучи счастливым, я тоже отправлюсь в Фонтенбло».

Жюль Мишле (1798–1874)

«Фонтенбло состоял из равнин и холмов, участков песка, песчаника, глины и известняка. Множество ручьев, оврагов, березовых рощ. Пейзаж был на удивление разнообразный. Это, без сомнения, был самый населенный лес во Франции. Здесь водились сотни видов птиц, грызунов, рептилий, насекомых… Здесь, в шестидесяти километрах от Парижа, можно было поверить в то, что человеческая цивилизация еще не все испортила. Ни машин, ни гудков… Ничего тревожащего. Лишь тишина, шелест листьев, ласкаемых ветерком, перебранка задиристых птиц… Двадцать пять тысяч гектаров дикой жизни благоухали ароматами, еще не внесенными в парфюмерные описи. Изобилие роскоши. Бесплатной».

Бернард Вербер. «Революция муравьев», 1995

Если вы бывали в этом месте, поделитесь вашими впечатлениями.

Оставить комментарий