Дикий сад поместья Серре де ла Мадонна

Сергей Карепанов. Фото автора
Копия KARS6018

«Вилла» – старый фермерский дом

Судьба этого поместья во многом драматична и тесно связана с жизнью одного из известнейших садоводов майора Лоуренса Джонстона. В облике сада отразились идеи знаменитых дизайнеров XIX века Вильяма Робинсона и Гертруды Джекилл. Он сочетает в себе свободу первозданной природы, тихую романтичность и тоску по безвозвратно ушедшим временам.

Все началось с проблемы

Лоуренс Джонстон (1871–1958) родился в Париже в семье богатых американцев. С раннего детства он имел проблемы с легкими, его мать, надеясь, что занятие садоводством укрепит здоровье сына, купила усадьбу Хидкот Манор Гарден, находившуюся в центральной Англии на продуваемых всеми ветрами холмах Глочестершира. В 1922 году, отправившись с садоводом И.А. Боулз в экспедицию в Альпы, Джонстон стал типичным «охотником за растениями», что было очень модно в те времена даже среди людей высшего света.

В 1924 году, поняв, что Хидкот слишком холоден для его ботанической коллекции, он купил участки земли на террасах общей площадью 7 га на западной стороне долины Гарбио на северной окраине Ментона, в 3 км от моря. Так Джонстон стал хозяином поместья Серре де ла Мадонна, в котором росли оливковые деревья и стоял старый фермерский дом.

В Серре можно лицезреть то, что Сэквилл-Уэст (английская писательница и садовод) назвала «джунгли красоты, которые никогда не превращаются просто в джунгли».

Джунгли красоты

Будучи приверженцем идеи «дикого сада в формальных рамках», Джонстон разместил растения в саду Серре вперемешку, хаотично, здесь все переплеталось: травянистые многолетники с луковичными, цветущие кусты между собой, а ампельные растения (клематисы, актинидии и розы) вскарабкивались на живые изгороди. В результате в Серре можно лицезреть то, что Сэквилл-Уэст (английская писательница и садовод) назвала «джунгли красоты, которые никогда не превращаются просто в джунгли».

Неоспоримое преимущество Серры заключалось в том, что здесь не требовалось искусственно создавать впечатление «дикости», так как выше по склону начинался нетронутый лес. Перед ним росли дикие маки, ставшие изюминкой сада и символом его натуральности. В лесу, окружающем Серру, новый хозяин нашел канарские дубы и сосны, вечнозеленые клены и даже каллистемоны. Плавный переход от сада к дикому лесу вверх по склону в Серре полностью укладывался в концепции Вильяма Робинсона и Гертруды Джекилл, которые уделяли важное внимание слиянию сада с пустошами «за околицей» усадеб.

В зеленых комнатах

Террасы в Серре были находкой для Джонстона. По функциональности они напоминали садовые комнаты Хидкота, но давали дизайнеру больше простора для фантазии. Не было скучной прямолинейности по границам террас, так как они отделялись друг от друга каменными подпорными стенками, обеспечивающими как различную высоту соседних уровней, так и разнообразие в площади. Террасы создавали идеальную гармонию между архитектурой и «дикостью».

В зеленых комнатах, сменяющих друг друга, были разбиты отдельные сады определенной тематики, посвященные воде, тени, свету, цветовой палитре или растению.

«Холодная оранжерея» расположилась недалеко от входа. Здесь находятся круглый бассейн и увитые лианами каменные столбы, изображающие развалины.      В центре Серры можно увидеть «Водный сад» с большим прямоугольным бассейном, поделеным на три части. В одной, как в зеркале, отражаются сосны, вилла и оранжерея со скульптурой, а две другие наполнены водными растениями,

«Вилла» – центральная часть усадьбы, это оригинальный старый фермерский дом. Для комфорта проживания Джонстон пристроил к нему два больших павильона. Дом полностью открыт саду и является его неотделимой частью. «Каменный дом» – небольшой каменный домик слева от виллы, в котором проживали садовники. Постройка окружена разнообразными камелиями, зацветающими по очереди от ноября до мая.

На краю леса находится «Мавританский сад» – очень милое уединенное местечко без определенного дизайна, украшенное артефактами, привезенными из разных стран.

Бельведер на возвышенности справа от виллы, откуда просматривается весь сад: террасы, зеркало бассейна и огромные сосны итальянские с зонтиковидными кронами. Зимой его прогревает солнце, а летом тень от листьев вистерии прикрывает от зноя. На полу, по кругу, выложены большие литые бронзовые буквы с загадочной фразой о вечном и любви. Фонтан Датур имеет вид источника XVIII века, его старые выветренные камни окружены бругмансиями древовидными. В Англии эти растения называют «трубы ангелов», за их необычную форму соцветий, напоминающих раструбы. «Плоский сад» при Джонстоне был покрыт зелеными коврами барвинка, через которые по весне пробивались бело-красные тюльпаны Клюзиуса. Длинная «Ангельская лестница», ведущая вниз от бельведера к фонтану Датур через бывшую рощу старых оливковых деревьев, окружена посадками «ирисов-кобр» (хазманта двуцветная), зацветающих в марте. «Каменный сад» – рокарий, украшенный редкой коллекцией суккулентов и прочих «колючек» довольно необычной формы и расцветок.

В зеленых комнатах, сменяющих друг друга, были разбиты отдельные сады определенной тематики, посвященные воде, тени, свету, цветовой палитре или растению.

Эпилог

Лоуренс Джонстон умер в конце апреля 1958 года.         После его смерти, как это часто бывает с выдающимися создателями, его Серра стала тихонько умирать. Ненси Линдсей, наследница Джонстона, не имела средств на содержание такого огромного сада. Она выкопала свыше 200 особо ценных растений, забрала скульптуры и андузские вазы и уехала в Англию. В 1999 году поместье было приобретено фондом «Сохранение побережья». Работы по восстановлению сада возглавил ботаник Пьер Ож и ландшафтные архитекторы Арно Морьер и Эрик Оссар.

В 2000 году произошло знаменательное событие в истории всемирного садоводства: братание двух садов – французского Серре де ла Мадонна и английского Хидкот Манор Гарден. Торжественная церемония состоялась в британском посольстве в Париже. Посол передал представителям двух поместий сертификат, подтверждающий их права на бесплатный обмен растениями, информацией, услугами и т. д. В Серру вернулись образцы 200 редких растений, которые все эти годы росли и воспроизводились в ботаническом саду Кембриджа.


Комментарии
  1. fike fike
  2. Редакция Редакция

Оставить комментарий