Трагедия острова Пасхи

Яна Янович. Фото DREAMSTIME.COM

dreamstime_5245732-111

Остров Пасхи (Рапануи) поражает своими пустынными пейзажами – здесь практически нет лесов. Трудно поверить, что несколько веков назад эти равнины и холмы были покрыты густой растительностью. Что же произошло? Неужели человек, не вооруженный мощными средствами современной промышленности, способен полностью истребить леса на огромном острове? Или всему виной небывалый природный катаклизм? Удивительна не только судьба острова Пасхи, но и история ее исследования.

В восточной части Тихого океана…

Остров Пасхи (местное полинезийское название – Рапануи) располагается в восточной части Тихого океана и наряду с архипелагом Тристан-да-Кунья считается одной из наиболее удаленных обитаемых земель. Остров был открыт голландским путешественником Якобом Роггевеном в 1722 году, в пасхальное воскресенье, в честь праздника он и получил свое название. 

Остров Пасхи вулканического происхождения. Почва образовалась в результате эрозии склонов трех вулканов, возвышающихся по углам острова: Рано-Као (324 м), Пуа-Катики (377 м) и Теревака (539 м). Климат теплый, субтропический. Средняя годовая температура 21,8 °C, самый холодный месяц – август (19,2 °C), самый теплый – январь (24,6 °C). Основной источник пресной воды – озера, образовавшиеся в кратерах потухших вулканов.

Сейчас не оставляет никаких сомнений тот факт, что в далеком прошлом, во время заселения Рапануи, остров был покрыт густой растительностью. Но по какой причине за 1200 лет из тропического рая он превратился в пустынный участок суши? Здесь мнения ученых расходятся, и до сих пор нет единой гипотезы случившегося.

Знакомьтесь – остров Пасхи

В наше время на острове произрастает не более 30 видов растений, большинство из которых завезено с других островов Океании, Америки и Европы. Многие представители флоры, ранее широко распространенные на Рапануи, истреблены. Согласно легендам, растения хау (Triumfeta semitriloba), марикуру (Sapindus saponaria), макои (Thespesia populnea) и сандаловое дерево привез вождь Хоту-Мату’а, приплывший на остров с Мараэ Ренга. Из корней растения ти, или драцены верхушечной (Dracaena terminalis), делали сахар, а также порошок темно-голубого и зеленого цвета, который использовали для нанесения татуировок.

Прочная древесина кустарника софоры торомиро (Sophora toromiro) из семейства бобовые широко применялась как топливо, из нее строили дома, изготовляли инструменты и сельхозорудия, таблички для письменности. Из коры и луба дерева хау мастерили прочные веревки и канаты, а также одежду из нетканой материи (тапа).

Софора торомиро, или торомиро (Sophora toromiro), из семейства бобовые – эндемик острова Пасхи. К концу XVIII века это была единственная древесная порода острова, растущая небольшими группами на вулканических склонах. С середины XX века вид числится в списках исчезнувших и внесен в Красную книгу МСОП. В свое время Тур Хейердал вывез с острова несколько семян торомиро и передал в ботанический сад в Гетеборге (Швеция). Сотрудники сада выращивают торомиро и планируют повторно заселить им остров.

По мнению ученых, Рапануи был один из самых богатых птицами островов в мире: гнездовые колонии как минимум 25 видов морских пернатых из тропической, умеренной и субарктической зон насчитывали многие миллионы особей. Леса острова населяли совы, цапли, попугаи и пастушковые птицы, в том числе и несколько видов эндемичных (местных) нелетающих пернатых, которые и стали первой легкой добычей людей. К настоящему времени местных птиц на острове уже не осталось.

Вулканические породы и птичий помет поддерживали высокое плодородие почв. Лес задерживал влагу, предотвращал эрозию и поддерживал саморегулирующуюся экосистему острова.

Большинство археологов пришли к выводу, что население острова в древние времена составляло 6–8 тыс. человек, а в годы расцвета цивилизации эта цифра могла достигать и 10–15 тыс. В основном жители селились вдоль побережья и реже во внутренних районах из-за отсутствия орошения. Сейчас в единственном поселке – Ханга-Роа проживает около 3700 человек (по данным 2005 года). Из них только около 150 – чистокровные рапануйцы, остальные – чилийцы и метисы.

Остров Пасхи во многом известен благодаря каменным статуям из спрессованного вулканического пепла – моаи. Все моаи монолитны, вес некоторых более 20 т, а высота – более 6 м. Была найдена неоконченная скульптура ростом около 20 м и весом в 270 т.

dreamstime_2774202 dreamstime_10321742

Всего на острове Пасхи 997 моаи. Они разбросаны по всему побережью и «смотрят» вглубь острова. С 1995 года национальный парк «Рапануи» входит в состав Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Путешествие вглубь веков

Благодаря норвежскому исследователю Туру Хейердалу, который заново открыл миру остров Пасхи, с середины XX века Рапануи стал объектом интереса ученых, пытавшихся разгадать тайны исчезнувших лесов и древней цивилизации.

Палеоботанические данные свидетельствуют, что богатая экосистема острова сформировалась достаточно давно, по меньшей мере за 30 тыс. лет до появления на острове человека. Значительная роль в исследованиях острова принадлежит палинологам. Были получены диаграммы пыльцы растений из трех озер кратера Теревака: Рано-Рараку, Рано-Кау и Рано-Арои. Озера находятся на разной высоте над уровнем моря (75, 110 и 425 м) и отличаются по диаметру (500, 1000 и 200 м). Маленькие участки имеют тенденцию к сбору пыльцы в основном из местных территорий, а большие – из более крупных отдаленных регионов .

Собранные норвежской экспедицией образцы ила из озер в районе Рано-Рараку и Рано-Кау передали на анализ шведскому ученому Олафу Селлингу, который пришел к выводу, что ранее софора торомиро была распространена шире, нежели на тот момент. Образцы также содержали пыльцу растений из семейства астровые (Compositae) и пыльцу пальмы, вид которой установить было достаточно сложно – у различных представителей семейства пальмовые очень схожие типы пыльцы. Эта таинственная пальма была настолько распространена на острове, что ее пыльца, как отмечал Селлинг, «покрывала каждый кубический миллиметр дна озера Рано-Рараку».

Исследования географа Джона Фленли из новозеландского университета Мэссей в 1977 году подтвердили тот факт, что некий вид пальмы преобладал над другими типами растительности острова. Точно определить ее вид удалось только в 1983 году, когда доктором Джоном Дрансфилдом были исследованы орехи, найденные на острове французскими спелеологами. После сравнения находки с плодами юбеи чилийской, или винной пальмы (Jubaea chilensis), он пришел к выводу, что орехи принадлежат вымершим видам. Впоследствии Дрансфилд назвал этот вид Paschalococos disperta. По результатам исследований стало известно, что пальма доминировала в составе лесов на высоте до 400 м над уровнем моря. Выше в растительном покрове преобладали кустарники и невысокая монтаноа гибискусолистная (Montanoa hibiscifolia), которую еще называют маргаритковым деревом.

Ученые отмечают, что около 1200 лет назад резко сократилась доля пыльцы деревьев и кустарников в пыльцевых спектрах и наблюдается постепенное исчезновение из растительного покрова пальмы, которая полностью прекратила свое существование примерно 600 лет назад (по данным исследований кратера Рано-Кау).

Французские ученые Катрин и Мишель Орлиак провели исследование около 30 тыс. фрагментов древесного угля, в результате которого были обнаружены еще 13 видов деревьев и кустарников, произрастающих на острове и сейчас. Большинство из них имеют родственные виды в джунглях, еще сохранившихся на островах Таити и Раротонга. Исследования показали, что вырубка леса могла начаться приблизительно около 800 года или раньше, сначала внутри кратера Рано-Рараку, а затем и в других местах. Все чаще стали встречаться слои древесного угля от лесных пожаров, все больше стала появляться пыльца трав, приходивших на смену лесу. К 1400 году древесная растительность в некоторых местах была практически полностью истреблена. Однако отдельные деревья могли сохраниться до 1640 года. В последующие годы местные жители сжигали уже только стебли и корневища травянистых растений.

Палинология – комплекс отраслей наук (в первую очередь ботаники), связанных с изучением пыльцевых зерен и спор.

Свидетельства очевидцев

  • 1722 год, Якоб Роггевен: «Мы нашли… очень плодородные земли и людей, выращивающих бананы, сладкий картофель, сахарный тростник особенной толщины, другие продукты, хотя не видели больших деревьев и домашнего скота, чего нельзя сказать о домашней птице. Но эта земля из-за своего хорошего климата и богатой почвы может стать раем на земле, если ее должным образом обрабатывать и трудиться на ней. Сейчас все это делается лишь для того, чтобы выжить местным жителям».
  • 1770 год, Фелипе Гонсалес: «Нет ни единого дерева, которое можно было бы использовать для выделки досок всего в 6 футов в ширину».
  • 1774 год, Джеймс Кук: «Только крайняя необходимость может побудить кого-либо зайти на этот остров».
  • 774 год, Георг Форстер: «На всем острове нет ни единого дерева, которое было бы выше 10 футов».
  • 1786 год, Ж.Ф. Лаперуз: «Долгое пребывание на острове Иль-де-Франс, который очень похож на остров Пасхи, меня научило, что деревья там никогда не дают новых ростков, если только они не укрыты от морских ветров другими деревьями или кольцом стен, и этот опыт позволил мне открыть причину опустошения острова Пасхи. У жителей этого острова было меньше оснований жаловаться на извержение вулканов, давно потухших, чем на собственную неосторожность».
  • 1838 год, Абель Дюпти-Туар: «Даже лесоматериал, прибитый к берегу, считался бесценным сокровищем, а умирающий отец, как правило, обещал прислать своим детям дерево из царства теней. Не случайно полинезийское слово »rakau» (”дерево”, “древесина”) на Рапануи обозначает “богатство” или “достаток”, чего нет ни в одном другом месте мира».

Разгадывая тайну

По версии члена Британского общества археологов Пола Бана и новозеландского географа Джона Фленли, которые в 2003 году выпустили книгу «Загадки острова Пасхи», ключевую роль в исчезновении лесов острова сыграл антропологический фактор.

Поселившись на острове, люди стали активно пользоваться его лесными ресурсами. Леса выжигали, а освобожденные земли использовали под пашни. Древесина шла на топливо, применялась при строительстве жилищ и каноэ, для перемещения гигантских каменных статуй. Постепенно население было вынуждено переселиться в пещеры и строить дома из тростника. Пострадало и рыболовство – сократилось количество деревьев, пригодных для изготовления каноэ, была уничтожена шелковица, из которой плели сети. Исчезновение лесного покрова привело к эрозии почв, в результате чего значительно снизились урожаи. Для защиты сельхозугодий островитяне сооружали каменные «сады», раньше эти нагромождения камней считались одной из неразгаданных загадок острова. Участившиеся засухи XVII века могли стать последней каплей, смертельной для сельского хозяйства.

Все дикие виды наземных птиц на острове были полностью истреблены, а небольшие колонии морских пернатых остались лишь на близлежащих островках и отвесных скалах. Единственным источником мяса для островитян стали куры, которым сооружали специальные каменные курятники.

После 1600 года усилилась вражда между племенами острова, они боролись за скудные ресурсы, начал процветать каннибализм. Следствием этих бед и стала, видимо, гражданская война, уничтожившая почти все население к 1650 году.

Первые европейские путешественники обнаружили на острове разрушающиеся культовые сооружения, поваленные статуи и прочие остатки былой цивилизации, немногочисленное голодное и отчаявшееся население, голые безлесные склоны и крайне бедный растительный и животный мир…

Такой версии придерживается большинство ученых, но существуют и другие предположения.

Терри Хант из Гавайского университета США, занимающийся тихоокеанской зоной суши, пришел к заключению, что драматическую судьбу местных обитателей определили… крысы. Популяция полинезийских крыс (Rattus exulans) незадолго до того, как на острове появились первые поселенцы, составляла свыше 20 млн особей, потом их поголовье сократилось до миллиона вследствие уничтожения растений. Именно огромное количество местных маленьких крыс (размером с мышь) не позволила пальмам восстанавливаться, так как грызуны активно поедали их семена. Основанием для такого утверждения были многочисленные находки изгрызенных орехов. В Кью (Новая Зеландия) и Оротаве (на Тенерифе, где винные пальмы растут в ботанических садах) трудно обнаружить целые плоды: почти во всех такая же дыра, окаймленная следами зубов, как на орехах, найденных в пещерах острова Пасхи.

Хант сомневается и в том, что на острове была гражданская война. По мнению исследователя, исчезновение местного населения связано с прибытием на Пасху голландских торговцев, которые завезли с собой болезни, а потом стали вывозить аборигенов в качестве рабов. Также европейцы завезли на остров другой вид крысы (Rattus rattus), которая быстро вытеснила полинезийскую родственницу.

В 2005 году была опубликована статья Катрин и Мишель Орлиак, в которой говорится о возможной роли в судьбе острова климатических изменений. Похоже, что в века, предшествовавшие приходу европейцев, на состояние Рапануи повлияло сочетание последствий малого ледникового периода, наступившего в конце ХIV века, и неблагоприятных циклов течения Эль-Ниньо. Наконец, изменение силы пассатов вызвало потепление океана. Начались катастрофические засухи, от которых, возможно, серьезно пострадала растительность острова.

dreamstime_3710405


 

История острова Пасхи может служить моделью для всей планеты… Параллели между экологической катастрофой на Рапануи, затерянном в океане, и тем, что происходит на «острове» Земля, затерянном во Вселенной, слишком близки, чтобы чувствовать себя комфортно.
П. Бан и Дж. Фленли, 1992

Оставить комментарий