Шантеклер — сад как форма искусства

Марина Лацис. Фото автора

kopiya-img_4681Именно его – «атмосферный» Шантеклер (г. Уэйн, штат Пенсильвания), который называют самым милым, самым романтичным, самым креативным, самым уютным садом во всей Америке, искушенный «Форбс» признал лучшим частным садом в мире. Проведем небольшую экскурсию по саду, чтобы разобраться, в чем же его прелесть.

Атмосферный сад

Шантеклер – сад, название которого употребляется исключительно в непереводимой связке Pleasure Garden (очень прошу, не переводите как «сад для удовольствия», это абсолютно не отражает суть выражения).

Шантеклер – квинтэссенция всего того, что называется «атмосферным садом», и свой высокий рейтинг получил именно за невероятную атмосферу, а не за красивые цветочные бордюры (хотя с ними все тоже в полном порядке), или японский сад (который проектировали японские мэтры), или знаменитые руины, демонстрирующие такой экстравагантный для наших дней ландшафтный стиль, как Picturesque.

Несмотря на мировую славу Шантеклера, по нему не носятся с утра до вечера толпы туристов, и рядом нет гигантского парковочного плаца с ресторанами и сувенирными лавками. Возможно, Шантеклер минул этот рок, потому что совсем неподалеку есть прекрасный и огромный Лонгвуд, и уж там все эти радости жизни представлены в полном объеме, если не в избытке. Или это сознательная политика, направленная на сохранение уникального приватного характера сада?

Петух и аптекарь                                            

Кстати, откуда взялось это название – Шантеклер? Надо признать, что хозяин усадьбы, господин Адольф Розенгартен (Adolph G. Rosengarten), обладал весьма ироничным складом ума: после завершения строительства состояние его вполне соответствовало положению поместья, описанного в романе Уильяма Теккерея «Ньюкомы»: вымышленный Шантеклер был «заложен-перезаложен по самую крышу, но все еще пыжился, демонстрируя свою важность».

Впрочем, надо полагать, ситуация была для хозяев несмертельная, и они быстро оправились от денежных потерь — Розенгартены были владельцами крупнейшей на восточном побережье фармацевтической компании. Очевидно, что и продолжение последовало вскоре – на благоустройстве сада хозяева экономить не стали и пригласили для этой цели известного ландшафтного архитектора Томаса Сирса (Thomas W. Sears, 1880–1966).

Розенгартены, кстати, охотно обыгрывали тот факт, что сhanticleer является синонимом слова «петух» – изображение петушка в имении можно встретить по всюду. Шутливо подобранное владельцами имечко пришлось саду на редкость впору – «Петушок» верой и правдой прослужил уютным семейным гнездышком нескольким поколениям зажиточных филадельфийских аптекарей.

Новая жизнь Шантеклера

Новая жизнь Шантеклера началась в 1993 года, когда он стараниями наследников становится открытым для общественности. За более чем полувековую историю сад не утратил уютный и дружелюбный «внутренний масштаб», в котором выдержаны все архитектурные элементы, и бережно взлелеянные старые посадки древесных растений. Добавилось и много нового в дизайне, но важно, что концепция по сути своей осталась неизменной. Это по-прежнему «атмосферный» и уютный домашний сад, органично встроенный в окружающий сельский пейзаж, просто теперь сюда стали пускать всех поклонников и любителей садоводства.

Но особенно сад пришелся по сердцу художникам и садовым фотографам. Он прослыл настоящей Меккой любителей изящных искусств, что неудивительно – дизайн Шантеклера отличается уникальным вниманием к мельчайшим деталям.

«…И хотя вы постоянно читаете это о садах, такого совершенства этот принцип не достиг никогда и нигде! Чтобы дать истинное представление о безупречном характере этого сада, я решил охватить в своих работах разные жанры, начиная с пейзажной съемки и заканчивая отдельными растениями, от макро- до микро-», – так писал в своем предисловии фотограф Роб Кардилло (Rob Cardillo), посвятивший два года творческой работы над художественным альбомом о красотах Шантеклера.

В саду Шантеклер вы не найдете табличек. Впрочем, особо любопытные посетители всегда могут заполучить списки представленных здесь растений.

Сотканный из «виньеток»

Шантеклер состоит из серии тематических садиков, которые именуют «виньетками». Непривычное название для садовой структуры? Но только очутившись здесь, понимаешь, что для этих крошечных и изящных садиков сложно подобрать более уместный термин, особенно если вспомнить, что «виньетка» – не что иное, как «миниатюрная сюжетная или орнаментальная композиция».

Таких композиций в Шантеклере более двадцати пяти – от классического английского двухстороннего бордюра до японского сада для чайной церемонии, – и рассмотреть их по отдельности не представляется возможным в рамках одной статьи. Да и бессмысленно. Гораздо важнее установить общую логику, объединяющую харизматичные и разнообразные сады в единое живописное полотно.

В духе времени

Я не ошибусь, если скажу, что очевидным лейтмотивом сада стал экологический подход к его дизайну и эксплуатации. Так, в лесной его части вьется тропинка, выложенная из резиновой мульчи (инновационный материал, полученный из переработанных автопокрышек), а электрическую энергию вырабатывают солнечные батареи, установленные на крыше оранжереи.

К отбору растительного ассортимента также подходят с современных позиций: здесь только растения малого ухода, те, что могут самостоятельно отвоевать «свое место под солнцем» – как в прямом, так и в переносном смысле. С одной стороны, они размножаются здесь исключительно самосевом, с другой – очень выносливы. (В связи с этим вспоминается экологический галечный сад Бет Шатто, устроенный на бывшей парковке.) Здесь же миксовая композиция разместилась на открытом солнцу и ветрам склоне, ярусами спускаясь от «Сада руин» к водному саду.

Вечный союз и конфликт

Отдельные сады Шантеклера изумляют своим оригинальным и самобытным стилем, однако наибольший восторг у посетителей вызывает знаменитый «Сад руин». Руины, разумеется, искусственные, рукотворные, но как же точно они передают очарование и хрупкую красоту ветшающего дома в ирландской деревушке!

Образ руинированного сада отсылает к картине Тима Бертона «Мрачные тени». Длинный стол из полированного черного гранита, похожий на саркофаг… высокий камин с расползшимися по каминной полке очитками… плакучие кипарисы как застывшие призраки. Каменная мебель расставлена так, будто семья, обитавшая здесь еще вчера, в панике покинула дом в страхе перед экспансией растений.

Следы человеческого пребывания здесь объединены с идеей могущества природы. Виноградная лоза обвивает стены… папоротники проросли в гостиной… Вечный конфликт и союз природы и человека – вот тема, звучащая рефреном в каждом уголке Шантеклера. Растительно-архитектурные декорации, на фоне которых разыгрывается невидимый глазу спектакль…

Вот что говорит про Шантеклер садовый журналист и колумнист Адриан Хиггинс (Adrian Higgins) из газеты «Вашингтон Пост»:

«Самое лучшее в этом саду то, что ему нельзя дать точное расхожее определение, как у нас принято обычно ранжировать сады. Это не «природный натуральный сад». Это – не «коллекция растений». Это не «дендрарий» или «исторический сад». Это – музыка, это – балет, это – кино, это – сад как форма искусства!»  

_________________________________________________

Рекомендуем прочитать:

Кифтсгейт Корт — сад трех женщин

Кифтсгейт корт

Терракотовые кашпо на террасе

В разных изданиях традиционно повторяется фраза о том, что Кифтсгейт Корт (Kiftsgate Court Gardens) – это сад трех поколений женщин-садоводов. На протяжении уже более 90 лет, с тех пор как семейство Мьюир приобрело усадьбу, женщины этого рода активно преобразуют ее территории.

 

Бершингранж — сад без начала и конца

История сада началась в 1978 году, когда Тьерри Дорне купил лесную делянку с несколькими строениями. Он решил разбить здесь питомник и засучив рукава приступил к делу. Сначала пришлось перетаскать горы гранита, вырубить более 3 000 елей и выкорчевать столько же пней, а затем завезти сюда тысячи кубометров плодородной земли, которая сейчас составляет слой от 10 см до 1,5 м.

Оставить комментарий